Warning: Use of undefined constant raw - assumed 'raw' (this will throw an Error in a future version of PHP) in /home/host1487993/silverage.ru/htdocs/brb/zhslovo/psiho/index.php on line 10

Warning: Use of undefined constant drr - assumed 'drr' (this will throw an Error in a future version of PHP) in /home/host1487993/silverage.ru/htdocs/brb/zhslovo/psiho/index.php on line 10

Warning: Use of undefined constant nar - assumed 'nar' (this will throw an Error in a future version of PHP) in /home/host1487993/silverage.ru/htdocs/brb/zhslovo/psiho/index.php on line 10

Warning: Use of undefined constant rantony - assumed 'rantony' (this will throw an Error in a future version of PHP) in /home/host1487993/silverage.ru/htdocs/brb/zhslovo/psiho/index.php on line 10
Клаудио Наранхо - Клаудио Наранхо. Энеа-типологические структуры личности , Глава седьмая
Библиотека Живое слово
Психология

Вы здесь: Живое слово >> Психология >> Клаудио Наранхо. Энеа-типологические структуры личности >> Глава седьмая


Предыдущее

Клаудио Наранхо. Энеа-типологические структуры личности

Глава седьмая

Оппортунистический идеализм (Энеа-тип VII)

1. Ненасытность, обман и нарциссизм

В христианском мире «чревоугодие» включено в число семи «смертных грехов», однако то, что его обычно интерпретируют как ненасытность по отношению к еде, представляет его как бы менее «греховным», чем другие. Он не был бы включен в ряд основных греховных характеристик, если бы изначальное значение этого термина не было бы, как в случае с алчностью и вожделением большим, чем буквальное. Если понимать ненасытность шире, в смысле страсти к удовольствию, можно сказать, что это определенно смертный грех, принимая во внимание то, что он для собственной актуализации требует отклонения потенциала личности; гедонизм связывает психику, приводит (через путаницу) к возникновению препятствий на пути поиска summum bonum и заманивает в ловушку. Можно сказать, что слабость к удовольствиям определяет обобщенную восприимчивость к искушениям, и в этом свете понятно утверждение Чосера в его «Рассказе священника»: «Тот, кто подвержен греху чревоугодия, не может противостоять никакому другому греху».*

* «Кентерберийские рассказы», современное английское издание Дж.Ю. Николсона (Нью-Йорк: Гарден сити букс, 1943), стр. 602.

Впервые я услышал соображения Ичазо по протоанализу на испанском языке, и он воспользовался словом «шарлатан» для характеристики личностей энеа-типа VII (и «шарлатанство» для фиксации). Это слово тоже нужно понимать шире, им его буквальное значение: ненасытный — это тот, кто приближается к миру, вооружившись стратегией слов и «веских причин», тот, кто манипулирует посредством интеллекта. Более позднее слово Ичазо для этой личности, «эго-прожект», отражает тот факт, что «шарлатан» — это еще и мечтатель. В самом деле, шарлатанство можно интерпретировать как принцип (или предложение) мечты в качестве реальности. И все же я думаю, что «шарлатанство» более ассоциативный термин, так как прожектерство — это основная черта энеа-типов I и III, а «шарлатанство» привносит дополнительные значения, так же как способность к экспрессивности, роль увещеваетеля и мастера манипулировать словами, ловко превышая границы собственных знаний. Энеа-тип VII более, чем прожектер, он «интриган» с характером стратега, который Лафонтен (обладатель такого же характера) символизировал в лисе.

Ичазо характеризовал «ненасытность» как «желание большего»: оставляю моим ненасытным читателям решать, какая из интерпретаций более верна. Мое впечатление таково, что несмотря на то, что это описание соответствует в характерологическом плане, оно указывает на жадность, которую ненасытность разделяет с вожделением. Кроме того, хотя и верно, что иногда ненасытные считают, что большее количество одного и того же доставит большее удовольствие, верно также и то, что более характерно для них не стремление к количеству, но (романтичное) стремление к чему-то иному, к эксцентричному, поиск разнообразия, приключений и сюрпризов.

На языке ДСП III синдром энеа-типа VII получил название «нарциссизм», однако нужно помнить тот факт, что это слово использовалось разными авторами и для характеристики других личностей.*

* Например, большинство клинических иллюстраций по нарциссизму в книге Лоуэна относятся к нашему энеа-типу III.

2. Структура черт характера:

Ненасытность

Личности энеа-типа VII не просто восприимчивы и склонны к исследованиям: их поиск нового, как правило, уносит их от незначительного «здесь» к многообещающему «там». Однако жадность ненасытных несколько маскируется воображаемым удовлетворением или, говоря точнее, за энтузиазмом кроется разочарование — энтузиазмом, который как бы компенсирует неудовлетворенность и не. дает личности осознать переживание разочарования.

Касается ли это еды или чего-либо другого, ненасытность обычно направлена не на обыкновенное, напротив, они стремятся к тому, что особенно отличается экстраординарностью. В одном ряду с этим стоит характерный интерес к магии и изотерии, проявление широкого интереса ко всему далекому, будь это в географическом или культурном плане, ко всему, что находится на границе познания.

Кроме того, влечение ко всему, что находится за пределами собственной культуры, отражает тот же перенос ценностей отсюда туда; то же самое можно сказать о типичных антитрадиционных тенденциях энеа-типа VII. В этом случае идеал может существовать, скорее, в утопической, футуристической или прогрессивной перспективе, чем в существующих культурных моделях.

Гедонистическая вседозволенность

Существует пара черт характера, неотделимых от ненасытного пристрастия к удовольствиям, — это избегание страданий и сопутствующая ему гедонистическая ориентация, характерная для личностей энеа-типа VII. Внутренне связана с этими чертами вседозволенность и самооправдание. В связи со вседозволенностью можно сказать, что она не только описывает черту характера личности, относящуюся к ней самой, но и характерное отношение «невмешательства» по отношению к другим; такая вседозволенность иногда ведет к соучастию, когда ненасытные обольщаются грехами других людей.

«Испорченность» тесно связана с самооправданием. Этот термин используют обычно в связи с позицией, согласно которой личность дает себе право получать удовольствие. В этот раздел попадает и «плейбоевская» ориентация жизни, и косвенным образом чрезмерное чувство того, что все в порядке, которое личность развивает в себе как защиту гедонизма от боли и разочарования: «оптимистическая позиция», которая не только дает ощущение, что с ним и со всеми остальными все в порядке, но представляет мир прекрасным местом для жизни. В некоторых случаях можно говорить о «космической удовлетворенности» убежденность личности, в которой подтверждается таким взглядом на жизнь, согласно которому нет добра и зла, нет вины, нет долга, нет обязанностей и нет необходимости прилагать какие-либо усилия, так как вполне достаточно наслаждаться жизнью.

Бунтарство

Конечно, без бунтарства в современном мире невозможно самооправдание. Основное, что должно быть сказано о бунтарстве энеа-типа VII, это то, что оно проявляется наиболее явно в острой способности различать традиционные предрассудки и находить в них, как правило, смешные следствия. Кроме того, бунтарство в основном облекается в антитрадиционную ориентацию, в то время как интеллектуальная непокорность идет рука об руку с хорошей мерой поведенческого соглашательства. Эти характеристики делают людей энеа-типа VII, скорее, идеологами революций, чем их активистами.

Обычно энеа-тип VII не ориентирован на авторитеты. Можно сказать, что ненасытный рано усвоил в жизни, что хороших авторитетов нет, и все же он принимает авторитеты, скорее, в дипломатическом, чем в оппозиционном плане. Аспект скрытого бунтарства отражает тот факт, что личности энеа-типа VII живут в основном в неиерархическом психологическом окружении: так же, как энеа-тип VI преувеличенно воспринимает себя в своих отношениях с другими людьми, превосходящими или уступающими им, энеа-тип VII подходит к людям с позиций «равноправия». Он как не слишком серьезно принимает авторитет (так как это противоречило бы его самооправданности, вседозволенности, отсутствию чувства вины и превосходству), так и не представляется авторитетом для других, за исключением завуалированных попыток произвести впечатление, принимая в то же время вид скромности.

Отсутствие дисциплинированности

Еще одна черта, которая одновременно и достаточно независима, чтобы ее рассматривать как таковую, и динамически зависящая от ненасытности и бунтарства, проявляется в отсутствие дисциплинированности, нестабильности, отсутствии обязательств и дилетантских чертах энеа-типа VII. Слово «плейбой» отражает не только гедонизм, но и безответственное отношение искателя удовольствий. Отсутствие дисциплинированности в этом характере является следствием его заинтересованности не откладывать удовольствия и, на более глубоком уровне, лежит на восприятии откладывания удовольствий как нелюбви.

Воображаемое удовлетворение желаний

Катексис фантазии и ориентация на планы и утопию являются частью склонностей ненасытного, подобно младенцу у груди, он цепляется за совершенно прекрасный мир, где нет разочарований. С вышесказанным, а также со стремлением убежать от грубой реальности связано тяготение к будущему и к возможному: ненасытные, обычно, имеют футуристическую ориентацию, так как посредством идентификации с планами и идеалами кажется, что личность в своем воображении живет, скорее, в них, чем в приземленной реальности.

Соблазнительная приятность

Существует две грани личности энеа-типа VII, каждая из которых явилась основой общепринятого определения характера («счастливый» и «дружелюбный» соответственно) и которые вместе дополняют характерные приятные качества Энеа-типа VII. Так же, как энеа-тип VII ненасытен по отношению ко всему, что приятно, и добивается ощущения любви через переживание удовольствий, он склонен удовлетворить ненасытность к удовольствиям в тех, кого он хочет соблазнить. Подобно энеа-типу И, противостоящему ему в энеаграмме, энеа-тип VII превосходный соблазнитель и склонен доставлять удовольствия как готовностью помочь, так и беспроблемной жизнерадостной удовлетворенностью. Дружелюбный аспект этого характера подразумевается такими дескрипторами, как «теплота», «готовность помочь», «дружелюбие», «готовность сделать одолжение», «готовность беззаветно служить», «щедрость». Ненасытные — очень хорошие хозяева и могут быть большими мотами. В той мере, в какой щедрость является частью соблазнительности и способом приобретения любви, чем в истинном значении щедрости, она уравновешивается в психике ненасытных своей противоположностью: скрытым, но эффективным эксплуататорством, которое может проявляться как паразитическая тенденция и, возможно, в чувстве обладания правом на заботу и привязанность.

Состояние удовлетворенности жизнью энеа-типа VII лежит частично в приоритетах искажения удовольствий, частично в способности ненасытных к воображаемому удовлетворению. Кроме того, «ощущение, что все хорошо», также служит целям соблазнения, и соблазненческие мотивации могут иногда заставить энеа-тип VII стать особенно жизнерадостным, остроумным и занимательным. Добродушие энеа-типа VII дает возможность другим людям почувствовать себя в их присутствии легко, что эффективно усиливает удовольствие, доставляемое ими, и привлекательность их присутствия до той степени, когда счастье, по меньшей мере частично, соблазнительно и определенно необходимо. Склонность к ощущению счастья в энеа-типе VII (так же как и в случае с энеа-типом III) проявляется за счет подавления и углубления боли и приводит к обеднению переживаний. Это особенно относится к «холодному» энеа-типу VII, в котором подавление этих чувств приводит к хроническому подпитыванию склонности искать убежища в удовольствии.

Нарциссизм

Еще одну группу черт характера, которую можно рассматривать как выражение соблазнительности, можно назвать нарциссизмом. Она включает в себя такие дескрипторы, как «эксгибиционизм», «знает лучше», «хорошо информирован», «интеллектуально превосходит». Иногда это проявляется в необходимости объяснять, как Феллини стремится показать в своих фильмах, где рассказчик постоянно выражает словами все, что происходит на экране.

Можно говорить о «соблазнении через превосходство», которое обычно проявляется через интеллектуальное превосходство, хотя (как в «Тартюфе» Мольера) может привести к имиджу хорошего, святого человека. Явное отсутствие помпезности в таком имидже иногда проявляется даже в тех случаях, когда личность активно стремится доказать свое превосходство, мудрость и доброту. Это не противоречит тому факту, что ненасытные склонны, скорее, к равноправным братским отношениям, чем к авторитетным. Благодаря этому их воображаемое превосходство носит, скорее, скрытный, чем явный характер, маскируется нетребовательным, одобрительным, равноправным стилем поведения. Как и в случае с удовольствиями, превосходство энеа-типа VII характеризует только половину переживаний энеа-типа VII; другая — это одновременное понимание собственной неполноценности и соответственно отсутствие чувства безопасности. Как и в энеа-типе V, такое расслоение позволяет одновременно существовать двум суб-я, однако, в то время как на переднем плане энеа-типа V недооценивание себя в личности, подверженной нарциссизму, верх одерживает помпезность.

Психологические характеристики, которые можно упомянуть в связи с удовлетворенным нарциссизмом «устного восприятия», — это обаяние, качество, в которое преобразуются вызывающие восхищение черты энеа-типа VII (одаренность, понятливость, остроумие, жизнелюбие и так далее), а также его приятность, неагрессивность, мягкость, спокойствие и удовлетворенность. Благодаря обаянию, ненасытные могут также эффективно удовлетворить свою ненасытность, как рыбак с помощью наживки, а это значит, что приятность и шарм не просто соблазнительны, но и манипулятивны. Благодаря своему необычайному обаянию ненасытный может очаровать других и даже себя. Среди его достоинств — очарование, даже гипнотическое очарование, и шарм — его магия.

Наряду с гранью нарциссизма в энеа-типе VII необходимо упомянуть высокую интуицию и множество талантов, что позволяет предположить, что такой склад характера мог благоприятствовать развитию их основной стратегии (так же как принятие стратегии стимулировало их развитие).

Убедительность

Об энеа-типе VII можно думать как о личности, в ком поиск любви превратился в поиск удовольствий и который в той необходимой мере бунтарства, к которому это приводит, намерен удовлетворить свои желания, прибегнув к умению все объяснить и рационализировать. Шарлатан — это, конечно, тот, кто способен убедить других в полезности того, что он продает. Однако, кроме интеллектуальной деятельности объяснительства, что может стать орудием нарциссизма в энеа-типе VII, убедительность основывается на вере в собственную мудрость, превосходство, респектабельность и добрые намерения. Таким образом можно только искусственно разделить черты характера в этом клубке: способность вызывать восхищение так же, как и способность доставлять удовольствия, стоят на службе у убедительности. Эти качества — убедительность и информированность — обычно проявляются в энеа-типе VII в том, что он становится советчиком, иногда в профессиональной области. Шарлатаны любят влиять на других через советы. В выражении готовности помочь можно видеть не только удовлетворение нарциссизма в шарлатанстве, но и интерес к манипулированию посредством слов: «запутывая людей» и заставляя их осуществлять планы убеждающего. Вместе с манипулятивной мотивацией влияния на других нужно отметить высокие умственные способности, высокие речевые возможности, способность предложить и так далее, что обычно характеризует личность энеа-типа VII.

Мошенничество

Мы уже обсуждали полярность ощущения, что все идет хорошо (и даже лучше, чем хорошо), и побуждения страсти брать от жизни лучшее. Мы говорим о бунтарстве в том плане, как оно описано Фритцем Перлзом: «В очень хорошем мальчике может крыться злобное отродье». Мы столкнулись в энеа-типе VII с противоречием между воображаемым и реальным, между проектами и осуществлением, возможностью и реализацией. Кроме того, мы обнаружили способность доставлять удовольствия, скрытые страстные желания, равное отношение, скрывающее агрессию, щедрость, скрывающую эксплуататорство. Слово «шарлатан» для энеа-типа VII в его значении ложного знания и путаницы между словесной картой и территорией, таким образом, больше подходит для описания этого характера, чем просто убедительность. Рассматриваемое шире, оно ведет к более обобщенному обману (к чему все вышесказанное является добавлением). Действительно, концептуальный ярлык «обман» может больше подойти для определения фиксаций энеа-типа VII, чем символичное или метафоричное «шарлатанство».

3. Экзистенциальная психодинамика

Осталось тщательно рассмотреть, как и в отношении других характеров энеа-типов, как основная страсть укрепляется день за днем не только воспоминаниями о прошедших удовлетворениях и разочарованиях, но и благодаря тому влиянию, какое оказывает характер на здоровое функционирование и самореализацию.

Как и в случае с другими страстями, ненасытность можно понимать как попытку заполнить пустоту. Ненасытность, как и орально-агрессивная зависть, ищет вовне то, чего, как смутно понимается, не хватает внутри: только в отличие от зависти (в которой провозглашается осознание тиковой недостаточности) ненасытность лживо прикрывает недостаточность фальшивым изобилием, что сравнимо с грустью (таким образом страсть проявляется без полного ее осознания).

И.Дж. Гоулд," «Джазмен», перо и тушь, 11"х15", 1968.

Однако тиковая недостаточность — это не только источник гедонизма (и избегание боли), но также и его следствие: так как, путая любовь с удовольствиями, невозможно достичь более глубокой значимости, чем та, которая проявляется неизменно. Чувство внутренней ущербности, кроме того, конечно, не укрепляется отчуждением личности от глубин своих переживаний, что является следствием гедонистских потребностей переживать только то, что доставляет удовольствие. Оно порождается также скрытым страхом, который проявляется в этом энеа-типе в форме мягкого примиренчества — страхом, не совместимым с истинной жизнью. Его подкрепляет манипуляторство, которое так же, как и в энеа-типе VIII, предполагает утрату способности к истинным взаимоотношениям (как бы это ни маскировалось дружелюбием), отчуждение себя от чувства общности (как бы то ни скрывалось в энеа-типе VII) посредством ложного чувства общности, что является частью соблазнительного очарования.

И в заключение, ориентация ненасытности на духовное, эзотерическое и паранормальное с одновременным поиском точного ответа на тиковую недостаточность, лежащую в его центре, ведет лишь к его углублению, так как поиск бытия в будущем, воображаемом, нездешнем, отдаленном, приводит личность лишь к укреплению в своих разочарованиях на пути к поиску ценностей в настоящем и действительном.

Следующее


Библиотека "Живое слово" Астрология  Агентство ОБС Живопись Имена