Warning: Use of undefined constant raw - assumed 'raw' (this will throw an Error in a future version of PHP) in /home/host1487993/silverage.ru/htdocs/brb/zhslovo/psiho/index.php on line 10

Warning: Use of undefined constant drr - assumed 'drr' (this will throw an Error in a future version of PHP) in /home/host1487993/silverage.ru/htdocs/brb/zhslovo/psiho/index.php on line 10

Warning: Use of undefined constant nar - assumed 'nar' (this will throw an Error in a future version of PHP) in /home/host1487993/silverage.ru/htdocs/brb/zhslovo/psiho/index.php on line 10

Warning: Use of undefined constant rantony - assumed 'rantony' (this will throw an Error in a future version of PHP) in /home/host1487993/silverage.ru/htdocs/brb/zhslovo/psiho/index.php on line 10
Клаудио Наранхо - Клаудио Наранхо. Энеа-типологические структуры личности , Глава девятая
Библиотека Живое слово
Психология

Вы здесь: Живое слово >> Психология >> Клаудио Наранхо. Энеа-типологические структуры личности >> Глава девятая


Предыдущее

Клаудио Наранхо. Энеа-типологические структуры личности

Глава девятая

«Плывущий по течению» (Энеа-тип IX)

1. Accidia. Страсть к комфорту и сверхприспособляемость

Слова «лень» и «праздность», коими Ичазо описывал основную страсть и фиксацию (соответственно), определяющие энеа-тип IX, не передают того, что они, как изначально предполагалось, должны были означать — до того как вместо латинского термина accidia было введено слово «медлительность».

Профессор Чилийского университета Жанини пишет: «То, что Святой Фома, Григорий Великий, Святой Исидор, Касьян (цитируя только наиболее представительных авторов) определяли как accidia, на самом деле очень сложный феномен и далек от его современных переводов, таких как недостаточность мотивации действия и др.»*

* Х. Джаннини «Eldemonio del Mediodia», в «Teoria» изд. 1975. Сантьяго-де-Чили.

В свою очередь, перевод с греческого a-chedia (беззаботность), accidia определяет, скорее, леность психическую и спиритуальную, чем тенденцию бездействия, что относится и к «праздности» в контексте этой книги. О такой спиритуальной лени можно говорить в связи с людьми, забывшими Бога, или, говоря обычным языком, это глухота по отношению к духу и утрата чувства бытия до тех пределов, когда даже не видишь разницу, — духовное огрубение. В психологическом плане accidia проявляется как утрата внутреннего мира, отказ видеть и самоотречения изменениям.

Комбинация утраты внутреннего мира и сопутствующих ему уступчивости и самоотречения приведут к синдрому добродушной удобной «приземленности», которая может разрастись до буквальности и узости.

Энеа-тип IX — это не просто тот, кто не научился любить вследствие того, что ему (ей) было отказано в любви, но тот, кто забыл о своем разочаровании благодаря своего рода психологической толстокожести, чрезмерному упрощению, психологической ампутации, которая превращает его в наименее чувствительный и наиболее стоический из характеров. (Энеа-тип IX противостоит гиперчувствительным IV и V типам внизу энеаграммы).

Не менее важно, чем этимология слова, то, что писал о нем Святой Фома, когда он говорил, что accidia — это «грусть, заставляющая нас медлить в духовных поступках».* Но ленность адресована не только духовности, она предполагает позицию, подкрепляемую депрессивным эмоциональным контекстом.

* Фома Аквинский. «Summa Theologia» (S.S. 935, статья ЗС, Барселона: ВАС).

Как бы точно все вышесказанное ни было, оно не предполагает проникновения духовной лени в мир и проявления ее вне приюта отшельника и монастыря. Так, как характеризует энеа-тип IX, не отсутствие религиозности, а. скорее, наоборот — только в нем и проявляется тенденция к религиозности в социальном и идеологическом толковании мира в большей степени, чем в отношении его мистической сущности. Энеа-тип IX, как мы увидим, это удовлетворенный и великодушный тип людей, чья «медлительность» проявляется не столько в антипатии к духовному, сколько в утрате внутреннего мира, отвращении к психологическим исследованиям и сопротивлении изменениям, что существует бок о бок с чрезмерной стабильностью и склонностью к консерватизму. Его девизом по отношению к себе и другим может быть — «Не дразни собак».

2. Структура черт характера

Психологическая инерция

Приводя в порядок список дескрипторов энеа-типа IX, классифицируя их в соответствии с ощущаемой психологической общностью, я обнаружил, что один из концептуальных кластеров предполагает черту характера, которую можно понять как «недостаточность внутреннего опыта», используя выражение Хорни, которое он употребил в работе с таким же заголовком, это отсутствие огня, флегматичное отсутствие страсти. С этими терминами можно связать «нарколизацию» (также введен Хорни) и «толстокожесть» (обесчувстливание с целью предотвратить «долгие страдания»). Интеллектуальное проявление защитной утраты внутреннего мира — отсутствие тонкости и воображения; эмоциональное соглашательство, омертвление чувств, что может быть как явным (в чрезмерно флегматичном характере или при отсутствии информации о себе), так и скрытым (при добродушном или веселом характере).

На уровне познания самым обманчивым аспектом является глухота личности к его или ее внутренним голосам — утрата инстинкта, хорошо скрытая за явной анимализацией (так же как псевдоспонтанность сексуальной и социальной свободы сосуществует с внутренним омертвлением).

Нежелание видеть, нежелание соприкасаться с чьими-либо переживаниями сродни лености познания, затемнению чувств или внутреннего свидетельства личности. Наряду с таким затемнением познания в свете предоминантно активного характера существует черта, которую можно назвать «конкретизация», проявление которой варьируется от буквальности до чрезмерной приземленности, это отношение к выживанию Санчо Пансы за счет тонкого и таинственного — утраты открытости ко всему неожиданному, к духовному.

Сверхадаптация

Духовная леность, или accidia, — эту страсть в энеа-типе IX, межличностную стратегию жизни и обобщенный взгляд на жизнь можно видеть в кластере, объединяющем «сверхадаптацию», «самоотречение», «самопренебрежение», «невнимание к собственным нуждам» и «расположении к чрезмерному контролю», которые я включил в одну группу, так как невозможно приспособиться (не говоря уже о сверхприспособничестве) без способности держать себя в узде и подавлять собственные порывы. Противоречит основам аспекта дисциплинированности и контроля энеа-тип [ IX (черта характера, которую он разделяет с энеа-типом I с меньшей долей интенсивности) то, что мы определяем как склонность этого характера к алкоголю и страсть к еде. И одно и другое иллюстрируют компенсаторскую оправданность физических аппетитов, что не определяет интенсификацию жизненности.

Другие дескрипторы, относящиеся сюда же, — это «обдуманность» и «ответственность». Личности энеа-типа IX не единственные, кто в итоге «тащат груз», но надежные и великодушные, они готовы нести на своих плечах большую ношу. Если в большинстве случаев невозможность воплощения идеала возлюбить ближнего своего как самого себя проистекает оттого, что себя любят больше, чем ближнего, то в энеа-типе IX ситуация противоположная, так как сверхприспособляемые люди откладывают достижение собственных благ и удовлетворение собственных потребностей в чрезмерной податливости требованиям и нуждам других.

Легко понять связь между двумя вышеописанными чертами характера: чрезмерная адаптация к миру была бы слишком болезненна, чтобы выдержать ее без самоотречения.

Смирение

И самоотчуждение, и требующая самоотречения сверхадаптация подразумевают смирение — отказ от себя и отречение от себя и от жизни. Как если бы личность придерживалась стратегии притворяться мертвым, чтобы остаться в живых, трагически становясь мертвыми для жизни во имя жизни. Хотя смирение и подчеркивает сверхадаптацию, она заслуживает отдельного рассмотрения в свете важности черт характера, опирающихся на лень в отношении к собственным нуждам, удовлетворенности и склонность сдаться и не бороться за свои права.

Великодушие

С предоминантной ориентацией на адаптацию связана в добавление к обобщенным: «хорошему характеру», «доброте», «готовности помочь», «способности прощать» и, прежде всего, «самоотрешению», как можно считать «сердечность» энеа-типа IX, дружелюбная жизнерадостность и экстравертная веселость «циклотимика». Кажется, что такая веселость — это часть склонности принимать себя легко, чтобы не давить на других, так же как дружелюбие поддерживается способностью быть для других чем-то большим, чем для себя. Жизнерадостный и гипоманиакальный аспект «вицеротоника» был хорошо известен Диккенсу, который дал нам его замечательный портрет в мистере Майкобере в «Давиде Копперфильде». МЫ личность обычно любит детей, животных, получает удовольствие, копаясь в саду. По отношению к другим — это хороший слушатель, готовый помочь, сочувствующий и утешающий, возможно, сострадающий.

Заурядность

Личности энеа-типа IX часто описываются как непритязательные. Их самооценка обычно бывает низкой, что часто ведет к подавлению потребностей нарциссизма. Их отношение к превосходству и блистательности также невысоко, и они могут пренебрегать собственной внешностью. Характерная заурядность, обыкновенность и простота проистекают, как кажется, оттого, что эти люди отказались от попыток превосходить и блистать. (Энеа-тип IX не желает ни блистать, как энеа-тип III, ни быть самым лучшим, как энеа-тип I). Хотя и кажется, что личности этого характера оставили надежду на признание, в них присутствует глубокая и неосознанная жажда любви в их самоотреченном смирении и скрытом желании быть вознагражденными любовью. Чувство самоценности, так же как и чувство бытия в энеа-типе IX, удовлетворяется не через одобрение, но, скорее, через косвенное соучастие, жизнь через других: утраченная личность становится личностью через симбиоз с семьей, нацией, партией, клубом, командой и т.д. Мы можем говорить о внутреннем мире соучастия как на уровне чувств, семейном, так и на уровне больших групп.

Роботизированная привязанность к привычкам

Различные черты характера, проистекающие из упорядоченных дескрипторов, имеют свойство «роботизированности». Сверхприспособляемые люди — рабы привычек. Они связаны обычаем и регулярностью, что Шелдом наблюдал у висеротоников вообще. Они чрезмерно поглощены сохранением собственного равновесия. Как следствие, они склонны к консерватизму и жестко следуют традициям. Эта же черта психологической инерции, как думается, подчеркивает чрезмерную привязанность к семье, к нормам «как положено делать»*. Роботизацию, конечно, можно рассматривать как следствие утраты внутреннего мира, самоотчуждения. В целом нас удивляет парадокс, что этот усердный и долготерпимый жизненный путь базируется на страсти к комфорту: психологическому комфорту, приобретаемому за такую высокую цену, что, как упоминалось выше, практики биоэнергетики относят личности энеа-типа IX к «мазохистским».

* Кроме того, и возможно как компенсация в свете их сверхприспособленности они обычно твердолобы и упрямы, с узким кругозором и склонностью к предрассудкам (черта, которую они также разделяют с энеа-типом I).

Деструктивность

Из всего вышесказанного ясно, что энеа-тип IX подходит к жизни с точки зрения стратегии нежелания видеть, что приводит к упрощению внешнего и внутреннего мира, уменьшению способности психологической проницаемости, а также к интеллектуальной лени: качество простака, характеризующегося чрезмерной конкретностью и буквальностью. Неудивительно, что утрата внутреннего мира и проницательности ведет в духовном плане к утрате тонкости сознания, необходимого для поддержания чувства бытия помимо множества переживаний в области сенсомоторики.

То, что эти разнообразные обскурации ведут к путанице в сознании, подтверждается тем фактом, что личности энеа-типа IX описывают себя как рассеянных, легко сбиваемых с толку, иногда обладающих плохой памятью. Мне кажется, что для энеа-типа IX обычное дело быть повсюду и попадать в разные истории, и я думаю, это наблюдение может стать основой статистического факта взаимосвязи между гибелью людей в автомобильных катастрофах и чрезмерной полнотой. Природа их проблем с внимательностью в том, что им трудно сконцентрироваться, а это ведет к желанию уйти из центра событий на их периферию. Однако рассеянность внимания поддерживается намеренным стремлением личности к рассеянности, как если бы его побуждало желание не переживать или не видеть. Телевидение, газеты, шитье, кроссворд, головоломки и прочая аналогичного рода деятельность вместе со сном служат цели наркотизации, или «онемения чувств».

3. Экзистенциальная психодинамика

Так же как внизу энеаграммы (IV и V) осознанная экзистенциальная боль максимальна, в энеа-типе IX, вверху, она минимальна; и в то время как тиковая обскурация энеа-типа III лучше постигается сторонним наблюдателем, который может спросить, «о чем, собственно, весь этот шум?», чем самим субъектом, в энеа-типе IX даже сторонний наблюдатель не угадает утраты внутреннего мира личностью, так как она излучает удовлетворенность настолько, что кажется «на своем месте» для других больше, чем он сам это ощущает. Именно в этом и заключена особая характеристика тиковой обскуракции ленивых, Ссверхприспособляемых характеров — они слепы по отношению к самим себе.

Разъясняя утрату бытия в других характерах, мы отметили, как страстное желание бытия в своем нетерпении фиксируется на различных его образах, сулящих тиковую надежду. В случае с энеа-типом IX это, скорее, не интенсификация «тикового либидо», которая лежит на поверхности, но, напротив, кажущееся отсутствие страстного желания, которое придает личности ауру духовной завершенности.

Тем не менее кажущаяся просвещенность «здорового крестьянина» приводит к неосознанию неосознанности, к засыпанию под их рассказы. Я не могу понять утверждения Ичазо по поводу того эффекта, что в лени «ловушка» слишком велика для ищущего. Характерно, что верно противоположное: в энеа-типе IX недостаточно от ищущего, несмотря на субъективное ощущение себя таковым и несмотря на демонстрацию того, что замещает поиск: эрудицию, путешествие, коллекционирование антиквариата. Действительно, такая негативная трансмутация способности к трансформации, ведущая к импульсам, ориентированным на меньший риск, типична, и может выразиться в страсти к редкостям. Диккенсовский мистер Пиквик — хороший литературный пример в своих рискованных приключениях в окрестностях Лондона, изучении языков и т.д.

И.Дж.Гоулд, «Скульптор», пастель, 9"х12", 1986.

Исследуя экзистенциальную психодинамику различных характеров, я подчеркивал точку зрения, отраженную центральной позицией энеа-типа IX в энеаграмме характеров, что корень всех патологий в «забывании себя». В то время как в других случаях межличностные осложнения, как кажется, являются основой для внутри-личностных переживаний, в энеа-типе IX это передний план, и относительно небольшое количество компенсационных действий дает ощущение внутреннего здоровья личности, «псевдозрелости». Можно сказать, что энеа-тип IX менее невротичен, чем другие характеры в обычном смысле этого слова, которое подразумевает соответствующие психологические симптомы, и что его осложнения чисто духовные.

Даже несмотря на то, что подмена бытия в энеа-типе IX не стоит на первом плане как в неистовой лихорадочной психологии тщеславия или в поиске напряженных ощущений мазохистских или садистских личностей — этот «поиск бытия там, где его нет», присутствует в этом характере так же, как и во всех других. Одну из его форм я назвал «сверхжизнелюбием»: поиск бытия в комфортности жизни живого существа и деятельности, связанной с выживанием. Такой человек может сказать: «Я ем, поэтому я существую». Другая форма — это склонность бытия через принадлежность. Для человека энеа-типа IX желания других — его собственные желания и их радости — его собственная радость. Живя символически, он живет чужой жизнью. Он мог бы сказать: «Я твой, поэтому я существую» — где «ты» можешь быть любимым человеком, политической партией, Пиквикским клубом, даже футбольной командой...

Хотя непременное самоотречение развивается частично как ответ на побуждение принадлежать, оно также выступает как функция тиковой компенсации: «Я существую потому, что могу делать», «Я существую, потому что могу быть полезным». Бытию может быть найдено заменяющее удовлетворение, как через принадлежность, так и через обладание — что подчеркнуто заглавием одной из книг Эриха Фромма «Иметь или быть».*

* Эрих Фромм, «Иметь или быть» (Нью Йорк: Бантам Букс, инк., 1982).

В целом материальность и очевидность делает Санчей Пансов нашей действительности самыми удовлетворенными «тиковыми умиротворителями», и поиск бытия в этом конкретном случае, кажущийся самым здравомыслящим, оборачивается самым скрытным. Его скрытность напоминает нам об осле Насреддина: рассказывают, что на отдаленном таможенном пункте видели, как Насреддин на своем осле снова и снова пересекает границу; его заподозрили в перевозке контрабандных товаров, но ничего, кроме сена, в седельных сумках таможенники не нашли. Гораздо позже один из таможенных служащих вновь встретился с Насреддином: оба они жили уже в другой стране, и все обстоятельства того случая остались в прошлом, он спросил Ходжу, что же он перевозил так хитро, что они его так и не смогли поймать. Ответ Насреддина был: «Ослов». Если в высшем смысле здесь указание на скрытность Бога («ближе, чем наша яремная вена»), контрабандный осел Насреддина тоже может служить парадигмой незримости неведения и своеобразной ненавязчивости неврозов энеа-типа IX.

Следующее


Библиотека "Живое слово" Астрология  Агентство ОБС Живопись Имена